Снова стать собой поможет музыка

Снова стать собой поможет музыка

«Чёрный, белый, чёрный, белый… Всё как в жизни, — Алёна коснулась давно молчавших клавиш старенького пианино, взяла несколько аккордов. – Разладилось… Тоже – как в жизни».

Недавно она вернулась из Москвы в родной подмосковный город, откуда уехала семь лет назад вместе с мужем. Тогда, влюблённые друг в друга по уши, только что окончившие институт, Алёна и Артём быстро устроились на работу, с головой ушли в круговорот суматошной столичной жизни.

Алёна преподавала историю в частной гимназии, Артём работал программистом. По вечерам они вместе добирались на электричке до подмосковного посёлка, где снимали жильё, разглядывали сосны за тёмными окнами, болтали, целовались и, как школьники, убегали от контролёров в последние дни месяца, когда заканчивалась зарплата и денег на билеты не хватало. Они были счастливы – до тех пор, пока были сами собой.

А потом… Алёна пыталась вспомнить, с чего всё началось. Они стали ссориться. Сначала — из-за денег. Артём считал, что им нужна квартира в центре, дорогой автомобиль. Он много работал и не хотел, чтобы были дети. Как плакала Алёна ночами! От обиды, разочарования, бессилия. Артём оказался совсем не таким, каким она представляла его себе.

Пусть пешком, пусть без собственной крыши над головой, ей хотелось хоть иногда гулять, как раньше, по старинным улицам города, кормить голубей, слушать музыку, а потом родить детей и тоже научить их всему этому. Но муж перестал разговаривать с ней, чтобы не слышать новых упрёков, потом решил не приходить домой, ночевал у каких-то знакомых.

Устав друг от друга, они месяцами жили раздельно, потом заключали временные перемирия, но после каждого нового скандала горечь, словно ком, нарастала. Алёна к тому же поссорилась с директором школы. Пришлось искать новое место. Всё, что попадалось, было не по душе.

И однажды, устав от бесконечной борьбы, она затосковала по веткам клёна, шумящим за окнами в свете фонарей, по тихим улицам, где никогда ничего не происходит, по собственному детству, в котором была свободна.

Сначала ей было неловко снова жить у мамы, терпеть косые взгляды соседей, расспрашивающих за её спиной о муже, а потом Алёна привыкла. Она утешала себя тем, что приглядывает за маминым больным сердцем (его и правда надо было беречь!), в спокойном, давно забытом ритме вела уроки в школе, которую сама когда-то окончила, и старалась ни о чём не думать.

«Надо бы пригласить настройщика, — ещё раз окинув взглядом клавиши, подумала Алёна. — Не играла с пятнадцати лет!».

Знакомая дала ей телефон одного замечательного мастера, и через несколько дней настройщик пианино Артур Суренович приехал на помощь.

Мастер работал неторопливо, обстоятельно, с едва заметной светлой улыбкой. Каждую деталь он брал в руки так бережно, будто то была величайшая драгоценность. Алёна делала в доме уборку и украдкой наблюдала за ним, боясь помешать священнодействию. По лицу и глазам этого удивительного человека она догадалась, что перед ней тот, для кого музыка – не заработок, а часть души.

настройщик пианино

— Скажите, вы ведь очень любите свою работу? – внезапно спросила она.

— Люблю, — улыбнулся Артур Суренович, внимательно посмотрев на Алёну. – А Вы?

— Не знаю… Я учитель истории. Чем старше становлюсь, тем отчётливей понимаю, что наша человеческая история – череда кровопролитий. Всем только и надо, что денег… и власти.

— Большинству, может быть, — грустно согласился мастер. – А детей? Учеников своих вы любите?

— О, да, — посветлев, в ту же секунду ответила Алёна. – По-другому у меня не получается.

— Тогда с вами всё в порядке. А остальное… наладится!

— Что — остальное? – Алёна повела плечами.

— Вы не рассердитесь, если я скажу, что вид у вас слегка потерянный?

— Просто… ну, да. Начинаю новую жизнь. Или возвращаюсь в старую. Что-то в этом роде.

— Я так и понял. Музыка вам поможет. Она всегда возвращает нам нас. Посмотрите! — Артур Суренович подозвал Алёну к инструменту со словами: музыкальный инструмент как живой человек, имеющий свойства болеть. Данная механика инструмента как целая анатомия — организм который, естественно, нуждается в регулировке и настройке. Вся западающая клавиатура в полной боевой готовности, которая ждет своего маэстро.

В связи с чем Вы просто обязаны заниматься и восстановить свой любимый репертуар.

Я лишь хотел сказать, что если в вашем звучании, так сказать, в мелодии вашей жизни запала какая-то клавиша, это не повод…

— Выбрасывать пианино? – Алёна расхохоталась.

— Именно!

— Да, я снова начну играть. И буду слушать музыку! В Москве всего один раз вырвалась в консерваторию! И это за семь лет! Представляете? И то – одна, тайком, без Артёма.

Мастер с минуту помолчал.

— У вас в городе, кстати, неплохая филармония. Там замечательный концертный зал с хорошей акустикой. Там работает моя ученица. Кстати, в грядущую субботу приедет с фортепианным концертом её воспитанник, Серёжа Гладышев. Новая звезда, сейчас о нём много говорят. А родился он здесь. Не слыхали?

— Мне стыдно, но нет. Говорю же, что всё пропустила! Из другого мира возвращаюсь.

— Возвращайтесь поскорей!

Артур Суренович поработал на славу. После настройки пианино словно воскресло. Придя вечером с работы, мама Алёны, Анастасия Юрьевна, всплеснула руками:

— Вот это да! Алёнка… Я словно в молодость вернулась! Наше старое пианино, и ты – играешь…

В глазах её заблестели слёзы.

Алёна стала играть для мамы каждый вечер. Казалось, что это не только для мамы. Любимые пьесы Листа словно возвращали ей саму себя.

А в субботу она пошла на концерт. Таких концертов в их городе не было давно. О нём целый месяц писали потом в газетах.

То был незабываемый вечер, подаривший Алёне главную встречу в жизни.

Хрупкая холодная клавиша где-то в тайной глубине её души, наконец, перестала западать. Только это – уже совсем другая история…


Читайте также:

Получить консультацию и дополнительную информацию по вопросам настройки, ремонта, реставрации пианино и роялей в Москве и Московской области можно по телефону:

(495) 796-14-54

Поделиться:
Добавить комментарий