Рождественская реставрация

Рождественская реставрация

Приближалось Рождество. Екатерина Андреевна мечтала произвести впечатление на гостей и показать им, у кого самый изысканный вкус и самые высокие культурные запросы в городе. С тех пор, как они поселились с мужем в элитном районе мегаполиса, она не переставала удивляться ограниченности соседей.

Они только и говорили, что о деньгах. Сколько стоил дом, во что обошлись очередная машина, пластическая операция, ремонт… Деньгами измерялось и качество книг, спектаклей, путешествий. «Эта мадам, жена Огарёва, даже не может отличить Гогена от Ван Гога! И домашнюю библиотеку собирает… Только для кого?» — Возмущению Екатерины Андреевны, окончившей факультет искусствоведения, не было предела. – Ну, я им покажу, как надо проводить званые вечера!»

Удивить гостей силой искусства планировалось в Рождественский Сочельник. Екатерина Андреевна поручила племянникам (своих детей у неё не было) выучить несколько рождественских стихотворений Бродского. Мужу она доверила выразительно прочитать отрывок «Лета Господня», в котором описывалось празднование Рождества.

Завершить вечер Екатерина планировала сама. Она желала исполнить не что-нибудь, а фрагмент «Рождественской оратории» Баха, и для этого было выписано антикварное немецкое пианино второй половины 19 века с клавишами из слоновой кости.

Екатерина Андреевна детально изучила отделку инструмента, успела посетить личную портниху и заказать вечернее платье «в цвет». Она выбрала для вечера умопомрачительные туфли и причёску в стиле ампир, устроила маленькую истерику, не найдя среди своих украшений подходящей диадемы, и вот, изрядно потрепав нервы домочадцам, наконец, решила, что приготовления завершены. Оставалась самая серьёзная и кропотливая работа – реставрация пианино.

Реставратор оказался совсем не таким, каким ожидала увидеть его хозяйка. Её воображению рисовался сказочный кудесник вроде крёстного Дроссельмейра из «Щелкунчика», а в комнату деловито вошёл приятный на внешность, седовласый  мужчина средних лет.

Он внимательно осмотрел инструмент, поцокал языком и строго, будто доктор у больного, спросил:

— Играть – будете?

— Разумеется! Вы хотите сказать, что пианино ремонту не подлежит?!

— Реставрация, разумеется, нужна. Инструмент редкостный, и прослужит еще не мало лет. Но меня посетило сомнение, что им будут пользоваться.

— Это ещё почему? – голос Екатерины Андреевны обиженно задрожал.

— Видите ли, оно слишком красивое. Есть в этом, — реставратор очертил в воздухе круг, так что неясно было, говорит ли он о пианино, убранстве дома или облике хозяйки, — некая нарочитость…

— Я буду играть – и точка!

— Что вы играете? – спросил уже спокойнее, не глядя на Екатерину Андреевну и приступая к работе, мастер.

— Я намерена… Сочинения Баха.

Реставратор хмыкнул.

— Вам не нравится Бах?

— Просто я не уверен, что Баха можно играть с педалями… Бах – сама жизнь… Вселенная, с её живыми переливами…

— Так настройте инструмент, чтобы он звучал должным образом!

— Видите ли, дело не только в инструменте. Хотя я бы советовал приобрести клавесин или клавикорд. Просто известные мне фортепианные интерпретации звучат неубедительно.

Екатерина Андреевна пожала плечами. Она была уверена, что справится. Навыки игры, полученные в музыкальной школе, как она надеялась, не забылись.

— Ваше дело – настроить инструмент. Остальное – моя работа, — процедила она.

— Я бы только хотел напомнить вам, что мёртвая красота страшнее уродства, — с достоинством ответил реставратор. – Сумейте сделать красоту живой.

Реставрация длилась всего несколько дней, и вскоре Екатерина Андреевна приступила к репетициям. Она проводила за инструментом много времени, но он как будто мстил ей за что-то и никак не хотел подчиняться.

реставрация пианино

— Может, прав был тот человек? – спрашивала себя она. – Выберу что-нибудь другое. После долгих размышлений был выбран простенький цикл Листа «Рождественская ёлка».

Чем ближе было Рождество, тем стремительней менялись планы. Никого из соседей пригласить не удалось: все разъехались по тёплым странам. Племянники Лера и Егор не желали декламировать Бродского, Олег в последний момент застеснялся и заявил, что будет читать, только если на праздничном столе и в самом деле окажутся рождественский гусь и мочёные яблоки, как в книге.

Вечером перед приходом немногочисленных гостей был сервирован великолепный стол в русском стиле. Хозяйка, отчаявшись дать концерт, собиралась ограничиться демонстрацией старинного пианино и роскошного платья, для чего был даже приглашён фотограф.

В это время зазвонил сотовый. Взволнованный женский голос сообщал, что автобус с детьми из местного интерната, которых на средства Екатерины Андреевны и её мужа должны были отвезти сегодня в центр города на Рождественский спектакль, завяз в снегу, так как на дорогах заносы.

— Мы не доехали, Екатерина Андреевна, — сообщала старший воспитатель Марина. — Вам деньги за билеты, может быть, вернуть?

— Подождите! Где вы сейчас? Наверное, спецтехнику надо прислать.

— Да мы, смешно сказать, недалеко от вашего дома!

Неожиданная мысль посетила Екатерину Андреевну.

— Заходите к нам! Заходите, переждёте метель, а там разберёмся!

— Как, Екатерина Андреевна? А дети?

— С детьми заходите!

— Вы уверены?

— Если честно, ещё не совсем. Но давайте попробуем.

Через час в роскошно освещённой гостиной началось настоящее рождественское пиршество. Ребятишки всех возрастов поглощали невиданные блюда, боясь дышать, снимали фольгу с фантастических конфет, заворожено разглядывали живую трёхметровую ёлку.

Обычно скучные, не вылезающие из планшетов, Лера и Егор бегали по комнате, доставая для гостей то одну, то другую игрушку, перебрасываясь воздушными шарами. Олег вёз на плечах пятилетнюю малышку, попросившую поднести её поближе к сиявшей на верхушке ели звезде. Екатерина Андреевна с раскрасневшимися щеками объясняла что-то изумлённо разглядывавшей пианино Марине.

— Тётя, сыграй!– попросила Лера.

Екатерина села за инструмент, и комнату наполнила живая неудержимая мелодия. Олег изумлённо смотрел в лицо жены и открывал в ней новое, потаённое. Дети, не сговариваясь, приблизились, обступив инструмент тесным кругом.

— Танцевать, скорее танцевать, — зашептала Марина.

Вскоре вокруг ёлки образовался хоровод, дети кружились, приседали, падали, снова вставали и бежали в другую сторону.

Екатерина не переставала играть, а Олег, Марина, водитель автобуса Николай вместе с родителями Леры и Егора придумывали игры для маленьких гостей.

Метель утихла за полночь, детей уложили в комнатах огромного дома, мужчины пошли чистить снег, освобождая путь автобусу. Ровный свет рождественской звезды сиял высоко над домом. В опустевшей неприбранной гостиной Екатерина Андреевна сидела за пианино и тихо улыбалась чему-то, разглаживая пальцами подобранную с пола голубую детскую ленточку.


Читайте также:

Получить консультацию и дополнительную информацию по вопросам настройки, ремонта, реставрации пианино и роялей в Москве и Московской области можно по телефону:

(495) 796-14-54

Поделиться:
Добавить комментарий