Он всего лишь занимался ремонтом фортепиано, а не реставрацией души

Он всего лишь занимался ремонтом фортепиано, а не реставрацией души

Настройщик фортепиано с возрастом стал замечать, что не только устройство музыкальных инструментов, но и мироустройство в целом подчиняется нехитрым законам согласованного взаимодействия маленьких деталей.

Как настройщик, он чутко улавливал качество тишины и различал до сотни её оттенков. Тишина дома не тревожила и не печалила его: наоборот, каждое прикосновение к холодным клавишам оживающего инструмента казалось ему знаком зреющей надежды, ожиданием конца тишины.

Чопорная тишина в домах стареющих музыкантш звучала напряжённей. Оголённая, как женские нервы, она таила тысячу нюансов. Любое неосторожное слово или движение могли привести к разочарованию.

Тишина опустевших домов, перешедших к наследникам, трагически резонировала с суетой закипающих здесь новых планов. Вещи казались брошенными, а пианино – умолкшая душа дома – почти физически страдающим без человеческих прикосновений.

Ещё тишина бывала вынужденной. Приходя по просьбе хозяев в выходные дни, мастер удивлялся, почему в комнатах тихо, если семья собирается вместе. Так бывало в домах, где люди переставали слышать друг друга, теряли качество невидимой обоюдной настройки. Ему так и хотелось спросить по завершении работы:

— А не отреставрировать ли вам ещё что-нибудь?

ремонт фортепиано

Но это было бы бестактно. Он ведь занимался ремонтом фортепиано, а не реставрацией души. Правда, и в это ремесло ему хотелось добавить немного волшебства. Часто он представлял себе, как домочадцы, сидевшие прежде по разным комнатам, собираются вечером в гостиной, и бабушка, а может быть, мама торжественно раскрывает чёрную крышку инструмента, как будто отворяет темницу, в которой так долго томилась музыка.

В его воображении рисовались картины идиллические и старомодные: музыкальные вечера с разучиванием нового романса, долгие чаепития с друзьями, завершающиеся пеньем, дрожащий от подступающих слёз голос юной дочери, исполняющей песню, любимую с детства, в день рождения отца…

Люди переставали радоваться тому, что получали бесплатно, просто по праву рождения и принадлежности к человеческому роду: обесценивались простота, красота, любовь, в сердцах иссякало стремление к настоящему искусству.

Но настройщик не считал свою профессию вымирающей. Он верил, что вместе со звуками воскресающих клавиш во многих домах снова станет просторней и теплей, что пресыщенный телесной сытостью мир опять, словно цветок к незакатному солнцу, потянется к гению музыки.

Он знал, что где-то высоко, за пределами людских догадок и даже за гранью музыки, Небесный Настройщик работает тонко и незаметно. И что каждый инструмент в Его руках обязательно зазвучит в полную силу.


Читайте также:

Получить консультацию и дополнительную информацию по вопросам настройки, ремонта, реставрации пианино и роялей в Москве и Московской области можно по телефону:

(495) 796-14-54

Поделиться:
Добавить комментарий