Новогодний рояль

Новогодний рояль

Новый год Дружинины решили провести на даче. Хотелось чего-то необычного: сухого тепла потрескивающей печки, синих ёлок, медленно падающего за окнами снега.

Игорь Алексеевич уехал из города за два дня до праздника, чтобы оживить заснувший на зиму дом и натопить в комнатах.

— Дедушка, только шишенята мои не выбрасывай! – попросила Вика. – Они в кухне лежат, на столе.

— А что они на столе-то делают? – улыбнулся Игорь Алексеевич.

— Как что? Дом сторожат!

— Хорошо, что предупредила. Теперь нипочём не выброшу!

Декабрь впервые за много лет выдался холодным и снежным. Первый день весь ушёл на растопку печи, которая дотемна вздыхала и охала, как будто не желала трудиться. Зато за ночь огонь разошёлся, и по дому разлилось томящее, прямо к сердцу подбирающееся тепло.

На другое утро Игорь Алексеевич проверил розетки, включил холодильник, телевизор, плиту. Всё работало. «Завтра ребята приедут, и с утра начнём приготовления, — удовлетворённо вздохнул он. — А рояль-то? Навещу-ка старика!»

Старый рояль одиноко и сумрачно стоял в углу маленькой гостиной (так Дружинины звали проходную комнату с лестницей, где хранились пожелтевшие от времени книги и никому уже не нужная одежда, да стоял продавленный диван). Игорь Алексеевич заботливо стёр с него пыль, открыл тяжёлую крышку и взял несколько аккордов.

— Ай-ай-ай! А летом был живой… — Он покачал головой, понимая, что от холода инструмент совсем разладился. — Так, брат, нельзя… Что же нам  с тобой делать?

Немного подумав, Игорь Алексеевич, набрал номер своего знакомого Артура Суреновича, к которому обращался несколько лет назад, чтобы отремонтировать домашнее фортепьяно:

— С наступающим, дорогой Артур Суренович! Тут такое дело… Расстроился рояль. На даче… Нет, не в Москве, в пригород надо ехать. Да что вы? Какой же Новый год без музыки?

Игорь Алексеевич уговаривал мастера больше четверти часа: заказов у того было немало, да и не хотелось далеко уезжать из дома под самый Новый год. Наконец, договорились, что мастер-настройщик приедет завтра вместе с дочерью и зятем Игоря Алексеевича, посмотрит инструмент, а домой отправится электричкой.

Правда, дочери эта идея не понравилась:

— Папа, ну как ты это себе представляешь? У нас машина битком набита: детьми, продуктами, подарками! Ты даже не представляешь, сколько надо взять всего, чтобы зимой увезти детей на дачу!

— Мариночка, пусть дети чуть-чуть потеснятся! У вас в салоне много места.

— И потом, папа, это же хлопотно! Дёргать человека перед праздником! Телевизор включим. Кому она нужна – эта твоя музыка?

Связь прервалась, и перезванивать Игорь Алексеевич не стал. А ведь, может быть, она права? Внуки, как обычно, уставятся в планшеты. Зять будет всю неделю смотреть футбол. А Марина… когда-то она превосходно играла и пела. Но теперь ей не до того: надо заниматься с детьми, хлопотать по хозяйству. Выходит, музыка стала никому не нужной роскошью… Никому не нужной…

С этими мрачными мыслями Игорь Алексеевич лёг спать, а наутро его встретил белый-белый, только что выпавший и ровным слоем лежащий по всей округе снег. На душе сделалось легко. Он поспешил на кухню, поставил на плиту большую кастрюлю, собираясь варить суп из сушёных грибов, настроился на любимое радио Орфей и с головой погрузился в сказочную музыку Брамса.

Как продолжение этой маленькой идиллии, к обеду приехали дети и внуки. А с ними – есть в мире справедливость! – смущённый и волшебный,мастер, способный оживлять музыку, непревзойдённый Артур Суренович!

— Что случилось? – подходя к роялю, словно врач к пациенту, спросил долгожданный гость.

— Да, вот инструмент видимо долго стоял в неотапливаемом помещении и как результат  -вся клавиатура западает, — ответил хозяин.

— Это дело поправимое!

отремонтированный и настроенный рояль на даче

Опытный настройщик пианино провёл на даче Дружининых почти целый день, и старый рояль ожил. Напоив мастера чаем, Игорь Алексеевич в самом весёлом расположении духа отправился провожать его на станцию. Марина и внуки по-прежнему смотрели на них с недоумением.

— Очередное дедово чудачество, — пожал плечами зять, как только дверь закрылась.

— Не надо портить ему праздник, — вздохнула Марина. —  Для него ведь музыка – это… это как для тебя телевизор!

Возвращаясь домой в ранних зимних сумерках, Игорь Алексеевич удивился тому, что в окнах дачи не горел свет. «Что-то случилось!» — ёкнуло сердце.

Но никакой катастрофы не было, правда, по лицам домочадцев сказать этого было нельзя: в дачном посёлке отключили электричество.

— У меня телефон разрядился, — стенал Володя.

— И у меня одно деление осталось! Как я теперь подружек поздравлю? – всхлипывала Вика.

— И телевизор накрылся, — мрачно подытожил зять. – Я сразу сказал, что это была плохая идея — ехать сюда.

Марина взглянула в растерянное лицо отца и неожиданно воскликнула:

— А вот и нет! Прекрасная, между прочим, идея! Хотелось вам чего-то необычного? Тогда берите фонарики – и за мной на чердак.

Дедушка, мама и дети принесли с чердака целую груду сокровищ: ящик длинных восковых свечей, старые ёлочные игрушки, разноцветный картон, бумагу и настоящую керосиновую лампу!

— Серёжа и дети, живо во двор – наряжать ёлку! – скомандовала Марина. — Папа – в костюмерную! – Она подмигнула Игорю Алексеевичу. – А я на кухню, варить клейстер… ну, и всё остальное.

Через два часа в доме затеплились огоньки восковых свечей, заботливо поставленных дедушкой в старинные бронзовые канделябры. Во дворе засверкала мишурой и вычищенными до блеска стеклянными игрушками ель. На кухне запахло печёным гусем, жареной рыбой, картошкой, пряными соленьями.

Игорь Алексеевич достал из шкафа старую одежду и раздал домочадцам вывернутые мехом наружу куртки, полинявшие от времени шапки, старенькие платья и костюмы. Володя перевоплотился в медвежонка, Вика – в лисичку, папа Серёжа – в серого волка. Марина в белом платье и бабушкиной шали смотрелась настоящей Снегурочкой, а сам Игорь Алексеевич в длинном пальто, рукавицах и шапке – Дедом Морозом.

Когда часы с кукушкой возвестили полночь, никто не включил телевизор. Вместо этого из таинственно подсвеченного сумрака гостиной раздалась торжественная праздничная музыка. Дед Мороз был в ударе! Он играл польки и мазурки, детские новогодние песенки и старинные романсы. Танцевали и пели все, даже загрустивший поначалу серый волк.

— Дедушка, это был самый лучший Новый год! – обнимая Игоря Алексеевича, прошептала сонная Вика, когда на рассвете он бережно перенёс её на кровать.

— Прости, папа, что я не хотела сначала везти  сюда мастера. Если бы не вы, так бы мы и проскучали всю ночь в темноте, — улыбнулась Марина.

— И немоте… — тихо добавил Игорь Алексеевич. – С Новым годом, дочка!

Он задёрнул шторы, чтобы просыпающееся солнце не потревожило спящих внуков, и ласково погладил потеплевшую от прикосновения человеческих рук черноту рояля.


Читайте также:

Получить консультацию и дополнительную информацию по вопросам настройки, ремонта, реставрации пианино и роялей в Москве и Московской области можно по телефону:

(495) 796-14-54

Поделиться:
Добавить комментарий